Никто не должен подвергаться пыткам или жестоким, бесчеловечным или унижающим его достоинство обращению и наказанию

Статья 5. Всеобщая декларация прав человека.

21 год лишения свободы за признание вины, совершенное под пытками

Приднестровье / Случаи жестокого обращения и пыток 31-03-2017, 18:35 1943 

22 января 2017 г. на телефон Горячей линии НП «Медиа центр» поступил звонок от Н. Она - знакомая И. (23.02.1983 г.р.), которую он попросил позвонить на Горячую линию и сообщить о том, что во время предварительного следствия к нему применялись пытки, в ходе которых он должен был дать показания против самого себя. На тот момент он находился в Учреждении исполнения наказаний № 3 ГСИН МЮ ПМР.

По словам Н., И. был задержан, как соучастник в совершении преступления.
Его назвал своим соучастником Р., его сводный брат, совершивший убийство, так как настоящий соучастник угрожал ему расправой в случае, если Р. назовет его имя. В тот момент Р. полагал, что его брата И. нет на территории Приднестровья и оперативные органы его не найдут, и не смогут привлечь к ответственности за совершение уголовного преступления.

Но И. был задержан. Во время предварительного следствия к нему применялись пытки, целью которых являлось признание в совершении преступления. Под пытками он оговорил себя и признался в совершении преступления, которое на самом деле не совершал.
Также Н. сообщила, что до И. под следствием находился другой человек. К нему тоже применялись пытки. После трех месяцев содержания под стражей его отпустили со словами: «Извините, мы ошиблись».

Медиа центр начал пристально следить за данным случаем. Представитель организации стал посещать судебные заседания по данному делу.

На судебном заседании И., во время произнесения последнего слова, сообщил суду следующее: «28.02.16 на границе Варница-Бендеры задержали пограничники и передали меня сотрудникам ГУУРа на БМВ. Привезли меня на базу на Западном к пожарке. Там показали мне фото убитого и начали расспрашивать знаю ли я убитого и т.д.

Я ответил, что нет. Они пристегнули руки наручниками, сильно зажали их и начали выламывать кисти, но я им ничего не сказал, так как ничего не знаю.

Им не понравился мой ответ. Они повалили меня на пол, вставая на мои ноги и выламывая их били по мышцам на ногах – по икрам, чтобы не оставлять синяков. И это им не помогло, тогда пару раз дали током под ногти. Следователь Саша сказал сотрудникам ГУУРа: «я знаю другой способ». И заставил меня раздеться до гола. Вывели на улицу, пристегнули к столбу наручниками, поливали холодной водой при этом шлёпали по голове, давали поджопники и так держали меня чуть больше часа на морозе.

Я не выдержал и согласился с ними сотрудничать, сказав: «давайте я подпишу всё, что нужно». Сотрудники ГУУРа завели меня в тепло, направили на меня ветродуйку и дали горячего чая. И начали объяснять, в чем моя роль и что я должен говорить и знать, когда меня будут допрашивать, и при следственном эксперименте. Всё это происходило без присутствия адвоката. Было часов 11-12 ночи.

Я согласился и дал показания против себя. Когда я сидел в камере, сотрудники ГУУРа, говорили громко про Н., чтобы я услышал и у меня возникло чувство вины, что из-за меня «закрыли» хорошего человека. Следователь сказал: «будешь сотрудничать, я выпущу Н.». Чуть позже я понял, что у них на Н. ничего нет, из-за этого им пришлось её выпустить, а мне сказали, что сдержали слово – выпустили, за то, что я с ними сотрудничал.

Главный следователь ГУУРа – Саша, младшие по званию ГУУРовцы – Эдик и Серёжа, они и производили все пытки надо мной.

Я занимаюсь резьбой по дереву, лепкой стен, иконописью, шпатлёвкой. Я при своей профессии мог зарабатывать по 1000 долларов в месяц, мне не было смысла воровать деньги. Я пишу иконы, а когда пишешь иконы даже думать нельзя о том, чтобы украсть или что-либо подобное.
Я знал, что мой брат «чем-то таким» занимается. Моя вина в том, что я не смог его остановить и не доложил сотрудникам милиции.

До его встречи с Ре-м. (третий обвиняемый по данному делу) я еще мог как-то отговаривать и влиять на него. После - мой брат отдалился, и я даже не знал, чем он занимается», - данное сообщение, записанное нашим представителем со слов И., суд не принял во внимание.
Р. в своём последнем слове сказал, что согласен со всеми обвинениями, кроме одного пункта: «И. ни при чем, я его оговорил из-за того, что следователь обещал меня вытащить из этой ямы, обещал, что они меня перестанут бить»
.

В результате суд приговорил И. к 21 году лишения свободы, что даже больше чем просил государственный обвинитель.
В связи с данным случаем Медиа центром будут направлены обращения в адрес Президента Приднестровья, Верховного Совета ПМР и Уполномоченного по правам человека о пересмотре дела и вынесении справедливого и законного решения суда.
Медиа центр.

У данной публикации еще нет комментариев. Хотите начать обсуждение?

Добавить комментарий

 

Последние новости сайта mediacenter.md

XML error in File: https://mediacenter.md/rss.xml

XML error: Specification mandate value for attribute async at line 5