Никто не должен подвергаться пыткам или жестоким, бесчеловечным или унижающим его достоинство обращению и наказанию

Статья 5. Всеобщая декларация прав человека.

Плоды противостояния милиции и граждан

Приднестровье / Случаи жестокого обращения и пыток 24-02-2017, 20:11 642 

Плоды противостояния милиции и гражданТрагедия случилась за сутки до наступления новогодней ночи по старому стилю с 12 на 13 января 2017 года.

Сергей Пилич не злоупотреблял алкоголем и не был зависим от этой пагубной привычки об этом можно говорить с уверенностью потому, что работал он водителем маршрутки №20. Злоупотребление алкоголем и работа маршрутчиком не совместимы это понятно каждому.

Но в ту злополучную ночь в нетрезвом состоянии оказался на улице Правды в Тираспопе, в час ночи зашел в продуктовый киоск у магазина «Фортуна» и попросил продать ему бутылку водки, Продавщица, естественно, отказала. Предложила идти домой и даже помогла перейти улицу

Тут подъехала патрульно-постовая машина и стала забирать Сергея, продавщица просила его оставить, т.к. он не дебоширил, живет совсем рядом. Просто немного перебрал. Просила отвезти его домой.

Примерно через полчаса ей позвонил сотрудник милиции и сообщил - «Твоего Сережу мы еле- еле затолкали в машину». В 2 часа ночи Сергей был ещё жив.

В 4 часа утра на мобильный телефон отца Сергея Николая Николаевича позвонил следователь и сообщил, что обнаружен труп неизвестного мужчины и ему надлежит прибыть в травмпункт лечгородка на опознание Следователь звонит на мобильный Николая Николаевича, потому что в мобильном телефоне умершего обнаружен его номер.

За Николаем Николаевичем была любезно послана машина патрульно-постовой службы. По прибытию в травмпункт отец подтвердит «Да, это мой сын Сергей 36 лет».

Отцу сказали, что труп был обнаружен дежурным нарядом патрульно-постовой службы в районе теплопункта по улице Правды рядом с домом, в котором проживал Сергей.

Но почему к обнаруженному трупу не вызвали следователей, понятых, не составили акт? и зачем труп вести в травмпункт, а не в морг?

Наряд патрульно-постовой службы, в составе которого был сотрудник по имени Андрей (как позже выяснил Николай Николаевич) доставил Сергея в УВД города Тирасполь, откуда затем в реанимацию, где оказать помощь ему уже не могли.

Удивляет и тот факт, что в реанимацию в 4 утра прибывают высокопоставленные чины тираспольской милиции. Что, всего лишь для того, чтобы взглянуть на обнаруженный труп?

Медэксперты дали заключение, что Сергей захлебнулся рвотной массой. Но в 4 утра следов этой самой рвотной массы не было ни на лице, ни на теле, ни на одежде.
И тот же вопрос: зачем захлебнувшегося везти в травмпункт?

На следующий день гражданская жена Сергея Аплинкий Алиса и ее брат Алексей обратились в ГУВД, узнать, что произошло с Сергеем. Им ответили, что дежуривший в ту ночь милиционер срочно уволился, и никто ничего не знает. Не, ну, представляете, уважаемые читали. милиционер пришел с дежурства, тут же написал заявление на увольнение, и его мгновенно уволили. Даже обходной лист заполнять не пришлось. Через пару часов уже никто в милиции не знает где он. Ребенок от первого брака, которому Сергей помогал, и двое детей от второго гражданского брака остались сиротами без поддержки. Виноватых нет. Кто за Сергеем следующий? Чей отец, сын, брат, муж.

Отец Сергея Николай Николаевич считает, что его сына убили милиционеры. Все вышеизложенное он написал в письме на имя президента ПМР Вадима Николаевича Красносельского Не сомневаюсь в том, что Президент не оставит вопрос без самого тщательного расследования, по результатам которого мы рассчитываем проинформировать наших читателей.

У меня, к сожалению, тоже нет другой версии. И вот почему.
25 января 2014 года наша газета опубликовала мой материал «Наказание унижением» в котором описан подобный случай.

3 января я пригласил в гости своего старинного друга Александра Дмитриевича Дороганича, по случаю Нового года. Наши матери дружили ещё до нашего рождения. Посидели за столом, отведали приготовленные женой вкусности, и я проводил его до маршрутки.

Моему другу 59 лет всю жизнь горжусь дружбой с ним. Вернее, гордился. Необычайно талантливым архитектором, который много сделал для города и республики, преподавателем Приднестровского Государственного Университета, в самом высоком
смысле этого слова интеллигентный человек. Всегда был аккуратен, не курил, никогда не злоупотреблял спиртным громкого слова от него никто не слышал.

Однако несколько лет назад тяжело заболел.

В тот злополучный вечер 3 января 2014 года примерно в 19 часов Александр Дмитриевич подходил к своему дому и уже свернул в сторону своего подъезда. Милиционеры, вероятно, обратили внимание на его походку больного человека: «Вы пили?»
- «Немного, - ответил Александр Дмитриевич, - из гостей иду» - «Проедем в отделение».

Поскольку друг мой не чувствовал себя виноватым, он и не думал пререкаться. Но вскоре оказался в камере №2 медвытрезвителя, который, как известно, совмещен с изолятором временного содержания Тираспольского ГУВД.

В душном тесном помещении находилось несколько десятков человек. После праздничный вечер у милиционеров выдался на редкость урожайным.

Через некоторое время в камеру вошли три милиционера, Один из них коротышка-качок. Ни слова не говоря, нанес Александру Дмитриевичу три удара. Повторяю, мой друг очень болен. При росте около 180 сантиметров едва ли весил 50 килограммов. Александр Дмитриевич сразу упал. И тогда крепыш-коротышка то ли прыгнул ему на грудную клетку, то ли ударил его сильно ногой в грудь, сломал третье ребро. Нападение ничем не было спровоцировано. Вероятно, вошедшие просто в очередной раз решили запугать находящихся в камера, в качестве жертвы выбрали пожилого доходягу. Мощь ударов коротыша на нем можно было продемонстрировать очень даже убедительно.

Александр Дмитриевич потерял сознание. Тут славные герои-милиционеры испугались того, что убили человека. Удалили остальную публику из камеры. Вызвали лекарей, которые колдовали над Александром Дмитриевичем около получаса. Даже капельницу ставили.
Когда Александр Дмитриевич пришел в сознание, чувствовал себя ещё очень плохо, его поместили в камеру №4 в жуткие условия. Человека, жизнь которого по их вине была еще в опасности.

Утром заставили написать заявление о том, что его избили сокамерники. Но, знаете, уважаемые читатели, наша милиция все же гуманная Александра Дмитриевича не стали штрафовать, снимать отпечатки пальцев. Правда. из 400 рублей, которые были у него в кармане, осталось 50 и это тоже есть проявление истинного гуманизма. Не все же деньги выгребли. «На тебе, бедолага, на маршрутку и хлеб вечером пожуёшь». Не знаю, кто такое великодушие проявил, вряд ли сокамерники. Они, как правило, сочувственно относятся к товарищам по несчастью. Шмонать по карманам своих считают западло.

Александр Дмитриевич Дороганич страшно переживал случившееся с ним. От полученной морально-психологической травмы он так и не оправился, умер 1 августа того же года.

Ранее наша газета поместила большой материал «Что медицинского в медвытрезвителе?», в котором описывала злоключения уважаемого человека, защитника ПМР. Он случайно оказался на улице в нетрезвом состоянии, и его тоже подвергли истязаниям и унижению, которое состояло в отношении к нему работников вытрезвители, в условиях содержания.

Сопротивление стражам порядка мужчины состояло в том, что он очень настойчиво просил не отправлять его в камеру, пока не позвонит больной старенькой матери. Ему отказали. А чтобы не протестовал так настойчиво, привязали к стулу в отдельной темной комнате. Притом так перетянули правую руку что он два месяца не мог ею работать.

Но самая большая травма людям наносится моральная. Позже я говорил со многим правоохранителями по поведу функционирования медвытрезвителя в таком виде. Все соглашались с тем, что такое «вытрезвление» наносит огромный непоправимый вред обществу и государству, от имени которою вершится «правосудие». Медвытрезвители нужно просто ликвидировать, как это сделано во многих странах. Бороться с пьянством и алкоголизмом нужно, но не таким способом. Не унижая и не оскорбляя человека. Есть примеры организации цивилизованной работы с гражданами, находящимися в нетрезвом состоянии в общественных местах.

Я очень ждал реакции министерств внутренних дел на мои публикации, но не дождался.

Бывший министр внутренних дел ПМР Геннадий Кузьмичев и президент ПМР Евгений Шевчук насаждали, навязывали противостояние милиции и граждан. Требовали постоянного повышения процента раскрываемости преступлений и правонарушений, пренебрегали профилактической работой. Ради этого открыто поощряли пытки подозреваемых. провоцировали граждан на совершение преступлений.

Уважаемые Президент нашей республики Вадим Николаевич Красносельский и министр внутренних дел Руслан Сергеевич Мова, я могу привести десятки не менее жутких примеров беспредела со стороны правоохранительных органов. Убедительно прошу вас, переориентировать правоохранительные органы с противостояния на сотрудничество с населением Приднестровья, мы также хотим укрепления правопорядка. Но сейчас милиционеры выходит на дежурство, как на охоту. Положите конец беспределу! Уверен, и большинство сотрудников милиции поддержат нас.
Николай Бучацкий.
Газета «Человек и его права» от 8 02 2017.
Ознакомиться с номером газеты можно ЗДЕСЬ.

У данной публикации еще нет комментариев. Хотите начать обсуждение?

Добавить комментарий

 

Последние новости сайта mediacenter.md

Ежемесячный Бюллетень Центра экологической журналистики, июль - август 2019 года

Июль - август 2019 года. Центр экологической журналистики (ЦЭЖ) ОО «Медики за экологию» г. Дубоссары предоставляет профессиональным и гражданским журналистам открытую информационную площадку – ...

ИНСТИТУТ ДЕМОКРАТИИ ОБЪЯВЛЯЕТ ПРОГРАММУ СУБГРАНТОВ

С целью противостояния применению пыток в Республике Молдова в рамках Европейского инструмента содействия демократии и правам человека, Институт демократии в партнерстве с Национальным институтом ...

Журналисты из Приднестровья посетили первый канал Грузии

Впервые на Первом канале Грузинского телевидения побывали журналисты из Приднестровья. Целью визита явилось повышение профессиональных навыков журналистов, содействие обмену международной практикой и ...